ПРПЦ: Против пыток, жестокого, унижающего обращения и наказания ПРПЦ: Против пыток, жестокого, унижающего обращения и наказания   ПРПЦ: Против пыток, жестокого, унижающего обращения и наказания ПРПЦ: Против пыток, жестокого, унижающего обращения и наказания

Главная Аналитика

НАВИГАЦИЯ


Словарь терминовСловарь терминов

Законодательство и практикаЗаконода- тельство и практика

Патронажные делаПатронажные дела

Хроника милицейского произволаХроника милицейского произвола

АналитикаАналитика

МониторингМониторинг

Как защититься от пытокКак защититься от пыток

Просветительские материалыПросветительские материалы

Увещевательные письмаУвещевательные письма

Горячая линияГорячая линия
 

АНАЛИТИКА


Анализ условий содержания граждан в изоляторах временного содержания органов внутренних дел Пермской области

В настоящей записке приводится анализ выполнения требований Закона РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в части, касающейся материально-технического обеспечения изоляторов временного содержания органов внутренних дел (далее-ИВС), дается общее представление об условиях содержания в них граждан, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Записка составлена по результатам посещений сотрудниками ПРПЦ 10 ИВС, состоявшихся в 2003 году, бесед с руководителями учреждений и встреч с гражданами, побывавшими в этих учреждениях.

В марте-мае 2003 года Пермский региональный правозащитный центр направил ряд обращений в Правительство РФ, МВД РФ, депутатам Государственной Думы РФ, Уполномоченному по правам человека РФ, Администрацию Пермской области, Пермскую городскую думу. Приведенная в ответах информация также используется в анализе сложившейся ситуации.

Состояние ИВС и основные проблемы содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений

Содержание под стражей граждан в изоляторах временного содержания осуществляется на основании федерального закона №103 "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" от 15 июля 1995 года, который по сравнению с ранее действовавшим Положением о предварительном заключении под стражу 1969 года значительно более подробно регламентирует вопросы содержания под стражей, вводит нормы имеющие конституционный характер, гарантирует соблюдение общепризнанных международных принципов предварительного заключения. В статье 4 закона, в частности, сказано, что "содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства … и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий…".

В соответствии с требованиями ст.9 ИВС органов внутренних дел "финансируются за счет средств федерального бюджета по смете МВД РФ". Дополнительное финансирование и материально-техническое обеспечение могут производиться также за счет средств бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов.

Вступление в силу ряда статей закона, касающихся, в частности, прав подозреваемых и обвиняемых и создания условий их содержания, отвечающих требованиям гигиены и санитарии, было отложено до 1.01.98 г.

Проблемы отрасли по информации МВД РФ.

В 1999 году был разработан проект федеральной целевой программы строительства и реконструкции ИВС. Однако, ни названный проект, ни неоднократные обращения МВД России в Правительство РФ о выделении дополнительной штатной численности охранно-конвойным подразделениям милиции и их материально-техническом обеспечении не получили поддержки. Министерством внутренних дел в органы власти субъектов РФ были разосланы просьбы об оказании финансовой помощи в строительстве, реконструкции, капитальном ремонте ИВС. (Письмо МВД России №12/ж-715 от 07.2003 г.)

Ежегодные государственные инвестиции обеспечивают потребности Министерства внутренних дел в строительстве и реконструкции объектов на 10-20 %. Аналогичная ситуация сложилась с обеспечением ИВС медицинским оборудованием и лекарственными препаратами. (Письмо МВД России №27/3-1359 от 24.06.2003 г.) В таком положении находятся все регионы.

Сметой расходов ГУВД Пермской области на 2003 год с учетом дополнительно выделенных ассигнований на оплату текущего и капитального ремонта зданий, сетей отопления, электроснабжения, водоснабжения, приобретения медикаментов и мягкого инвентаря предусмотрено 5,5 млн. руб., что в 1,7 раза превышает фактическое финансирование прошлого года.

Состояние ИВС по информации ГУВД Пермской области.

В Пермской области 37 ИВС органов внутренних дел.

Главное управление внутренних дел Пермской области отмечает, что "…в последние годы финансирование ИВС горрайорганов внутренних дел (ГРУОВД) Пермской области из федерального бюджета (по смете МВД РФ) осуществляется практически только на заработную плату сотрудников ИВС, питание задержанных и арестованных лиц и ГСМ". (Письмо ГУВД Пермской области №25/256 от 8.07.2003 г.) В связи с чем, значительную нагрузку по финансированию реконструкции и строительства ИВС и материально-технического обеспечения несут местные бюджеты. Так, например, включение этих вопросов в Областную инвестиционную программу в 2002 - 2003 годах позволило начать/завершить реконструкцию наиболее ветхих в области зданий ОВД и ИВС и начать/осуществить строительство новых в г. Кизеле, Еловском, Карагайском, Кишертском, Куединском, Осинском, Оханском, Очерском, Сивинском, Уинском, Чердынском районах. Кроме того, на капитальный и текущий ремонт (г. Чусовой), приобретение медикаментов, дополнительное питание, приобретение и ремонт автотранспорта, средства поступают и из местных бюджетов городов и районов.

По утверждению ГУВД Пермской области такая поддержка позволила привести условия содержания спецконтингента практически в соответствие с требованиями Федерального закона №103-95 г.:

  • В основном во всех ИВС области введено 3-х разовое горячее питание спецконтингента;
  • Организован надлежащий прием передач подследственным (до 30 кг в месяц, без ограничения их числа);
  • В предусмотренных законом случаях предоставляются свидания;
  • В 22 из 37 ИВС построены прогулочные дворики, т.е. реализуется право на ежедневную прогулку;
  • В 20 ИВС оборудованы санпропускники;
  • 26 ИВС оборудованы системами видеонаблюдения.

Проблемы реализации Федерального закона №103-95 г.:

  • Несмотря на то, что в целом по области фактическая среднесуточная наполняемость ИВС ГРУОВД не превышает общий лимит мест в изоляторах временного содержания, ряд подразделений работает в режиме постоянного переполнения (нарушается установленная названным законом санитарная норма - 4 кв.м. на 1 чел.). В УВД г. Березники, ОВД городов Краснокамска, Лысьвы, Чусового, Елово фактическая среднесуточная наполняемость ИВС в 1,5 раза превышает имеющийся лимит мест, а техническая возможность их расширения за счет внутренней реконструкции отсутствует, так как перечисленные изоляторы расположены в подвальных и полуподвальных помещениях зданий отделов и управлений милиции;
  • В 13 ИВС нет прогулочных двориков;
  • В 16 ИВС нет санпропускников (душевых);
  • В 6 ИВС нет системы принудительной вентиляции камер;
  • В большинстве ИВС не выдаются постельные принадлежности;
  • Только в 2-х ИВС (г. Пермь, г. Лысьва) установлены дезинфекционные камеры для обработки постельных принадлежностей и белья спецконтингента;
  • В связи с непригодностью здания к дальнейшей эксплуатации в 2002 году приостановлена деятельность ИВС ОВД Осинского района (из областного бюджета выделены деньги только на разработку сметной документации);
  • Не вышло из нулевого цикла строительство типовых ИВС в ОВД Оханского, Куединского и Частинского районов (дотационные районы, ИВС расположены в неприспособленных для этой цели ветхих, в основном деревянных зданиях старой постройки, где невозможно выполнить санитарные нормы Федерального закона;
  • Ослаблен уровень охраны спецконтингента в городах Перми, Соликамске, Березниках, Краснокамске, в ОВД Оханского, Красновишерского, Пермского, Куединского и Кишертского районов вследствие отсутствия средств на капитальный ремонт охранно-тревожной и пожарной сигнализации;
  • Не выделяются средства на приобретение медикаментов и медицинского оборудования для медкабинетов ИВС. За счет местных бюджетов удовлетворяется только 30% потребности;
  • Практически во всех ИВС области, согласно штатного расписания, регламентированного документами МВД РФ, имеется лишь по 0,5 ставки фельдшера и 0,5 ставки дезинфектора. Для ИВС, рассчитанных на содержание менее чем на 100 человек, должность врача и дежурных медработников не предусмотрена, что не позволяет обеспечить круглосуточное медицинское обследование и лечение доставляемых лиц. (Письмо ГУВД Пермской области №25/256 от 8.07.2003 г.)

Условия содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений по информации Пермского регионального правозащитного центра (В 2003 - 2004 годах сотрудники ПРПЦ посетили следующие спец.учреждения ГУВД Пермской области: ИВС в г. Перми, ИВС в г. Кудымкар, ИВС в г. Березники, ИВС в г. Соликамск, ИВС в г. Лысьва, ИВС в г. Кунгур, ИВС в п. Елово, ИВС г. Суксун, ИВС г. Чернушка, ИВС г. Краснокамск.)

Сотрудники не встретили ни одного ИВС, в котором бы в полном объеме выполнялись требования Федерального Закона.

Так 6 из 10 названных учреждений находятся в подвальных или полуподвальных помещениях районных отделов/управлений внутренних дел (за исключением Пермского ИВС, занимающего отдельное здание и подчиненного городскому УВД). Реконструкция этих изоляторов, по-видимому, невозможна, что делает в значительной степени невозможным соблюдение норм материально-бытового и медико-санитарного обеспечения.

Кроме граждан, подозреваемых в совершении преступлений, в ИВС (за исключением областного центра) содержатся и административно арестованные граждане, что противоречит действующему законодательству.

Помещения ИВС (камеры и служебные комнаты) требуют довольно серьезного (нередко и капитального) ремонта, в некоторых случаях капитального ремонта требуют сами здания (например, Пермский ИВС) и система охраны.

Во многих ИВС требуется замена или серьезный ремонт систем водоснабжения, отопления, канализации и вентиляции. Средства на эти нужды практически не выделяются, существует опасность аварийных ситуаций. Как, например, это имело место в г. Краснокамске, где в июле 2003 года в ИВС не работал ни один из трех умывальников: раковины и трубы проржавели и вышли из строя. Заключенные не могли умыться и побриться. Кружки, тарелки мыли в одном ведре. В туалет выводили один раз в сутки утром. В подвальном помещении ИВС в летнее время душно, люди испытывали кислородное голодание, воздух в камере тяжелый и влажный.

Кроме того, не во всех ИВС в камеры проведен водопровод. Граждане, содержащиеся здесь, не имеют возможности принять душ, так как отсутствует горячая вода или принимают его сезонно, когда вода нагревается естественным образом.

Емкости для питьевой воды выдаются только в камеры без водопроводов, в остальных случаях граждане пьют воду из-под крана (в соответствии с международными стандартами водопроводная вода является технической).

В некоторых камерах ИВС отсутствуют туалеты, и отправление естественных надобностей может быть связано с ожиданием очередности или оправкой в ведро (бак). В другом случае туалеты не огорожены (человек сталкивается с необходимостью оправки на виду у сокамерников), и ничем не прикрываются (сопряжено с появлением неприятных запахов).

В ряде ИВС отсутствует или находится в неисправном состоянии принудительная вентиляция. Это тем более важно, что иной возможности проветривания помещения (поступления свежего воздуха) часто не существует.

Почти во всех ИВС в камерах явно недостаточное освещение, и люди не имеют нормальной возможности читать и писать. В части ИВС окна заложены кирпичом, в других изоляторах окна забраны железными жалюзи или металлическими щитами, что лишает возможности поступления естественного освещения и отчасти притока свежего воздуха.

В ряде ИВС отсутствуют прогулочные дворики, и содержащиеся под стражей граждане вообще не выводятся на прогулки.

В некоторых камерах не соблюдается температурный режим, довольно прохладно.

Некоторые ИВС в отдельные промежутки времени бывают переполненными, то есть в них может находиться большее число человек, чем предусмотрено санитарной нормой (4 кв.м. на человека).

Как правило, у человека, содержащегося в ИВС, нет индивидуального спального места, люди спят на общем в камере деревянном настиле.

Практически во всех ИВС ни матрацев, ни постельного белья, ни туалетных принадлежностей не выдают.

Не всегда обеспечивается 3-х разовое горячее питание, иногда предоставляется только обед, а утром и вечером чай.

В камерах ИВС практически отсутствует какая бы то ни было мебель, и находящимся там гражданам негде хранить разрешенные личные вещи и документы, писать, играть в настольные игры.

Во многих случаях ИВС не обеспечены необходимым числом медицинских работников, поэтому не выполняются требования медицинского осмотра прибывающих граждан.

Больные (в том числе заразными болезнями) граждане могут содержаться в одной камере со здоровыми.

Учреждения испытывают острую нехватку лекарств и медицинского оборудования.

В большинстве случаев полностью отсутствует возможность оказания гражданам, содержащимся в ИВС, необходимой наркологической, психиатрической помощи. Существует проблема содержания под стражей граждан, склонных к суициду (В ИВС г. Кунгура совершивший попытку суицида гражданин проживал в клетке напротив поста оперативного дежурного, в ИВС г. Лысьва были осуждены 2 гражданина за нанесение ТТП человеку в состоянии белой горячки, приведших к его смерти).

Библиотечного фонда либо нет, либо он крайне скуден, подписка не осуществляется, нет настольных игр.

Практически всегда у верующих граждан, содержащихся в ИВС, возникают проблемы с отправлением религиозных обрядов и получением религиозной литературы

В ИВС отсутствует информация о правах человека, процессуальных правах.

Не во всех ИВС имеется устойчивая телефонная связь.

В ряде ИВС существуют проблемы с транспортным обеспечением; во-первых, его не хватает, во-вторых, имеющийся транспорт устарел и требует либо капитального ремонта, либо замены.

Выводы

Совершенно очевидно, что невыполнение Правительством РФ финансовых обязательств, вытекающих из Закона РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", превращает его в декларацию, медленно постигаемый идеал.

В районах области предприятиями и органами местного самоуправления небольшие по объему средства крайне нерегулярно выделяются отделам (управлениям) милиции, но не изоляторам. Финансовая несамостоятельность ИВС и их зависимость от федерального бюджета предопределяют получение совершенно незначительной части местной помощи, не удовлетворяющей потребности ИВС.

Фактически органы исполнительной власти на протяжении длительного времени подвергают ревизии Федеральный закон (с 1998 года), в частности, наиболее затратную его часть, прямо связанную с правами человека (с конституционным принципом уважения человеческого достоинства), международными обязательствами России по гуманизации мест содержания под стражей.

С нашей точки зрения, это проявляется в нарушении целого перечня специальных прав человека в местах ограничения свободы, в частности:

  1. Запрета унижающего достоинство человека обращения, вызывающее у человека страдания, физические и нравственные, в части содержания граждан в холодных камерах, отсутствия возможности (немедленно) удовлетворить свои физиологические потребности.

  2. Права на личную безопасность во время содержания в ИВС в части нарушения раздельного содержания больных инфекционными заболеваниями или нуждающиеся в особом медицинском уходе и наблюдении.

  3. Права получать информацию о своих правах и обязанностях, режиме содержания, порядке подачи предложений, заявлений и жалоб в части отсутствия открытой наглядной информации и отсутствия нормативной литературы.

  4. Права требовать извещения близких родственников о водворении в ИВС в части отсутствия средств связи (другие факторы нами не изучались).

  5. Права вести переписку без ограничения числа получаемых и отправляемых телеграмм и писем в части отказа учреждения оплатить конверты и почтовую пошлину за неимением средств для этого.

  6. Права хранить при себе документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации своих прав и законных интересов, в части полного отсутствия условий надлежащего их хранения.

  7. Права пользоваться литературой и изданиями периодической печати из библиотеки органа внутренних дел либо приобретенными через администрацию изолятора временного содержания в торговой сети, в части отсутствия/недостаточности книг, журналов и газет в ИВС.

  8. Права заниматься самообразованием и пользоваться для этого специальной литературой в части отсутствия надлежащих для этого условий (слабое освещение, нет мебели, специальной литературы).

  9. Права отправлять религиозные обряды, иметь при себе религиозную литературу, предметы религиозного культа, соблюдая установленные правила и не ущемляя права других арестованных. Для оказания духовной помощи подозреваемым и обвиняемым с их согласия могут привлекаться служители религиозных культов. В части отсутствия бытовых условий.

  10. Права на бесплатное обеспечение:
    • питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации;
    • спальным местом во время восьмичасового сна, в ночное время;
    • постельными принадлежностями, постельным бельем.

    Кроме того, с нашей точки зрения, не выполняются правила, в соответствии с которыми в камеры должны быть выданы мыло (туалетное и хозяйственное), стиральный порошок, бумага для гигиенических целей, настольные игры (шашки, шахматы, домино), газеты, предметы для уборки камеры. Лицам, не имеющим средств на личных счетах, дополнительно должны выдаваться зубная паста (порошок), зубная щетка, одноразовая бритва (для мужчин), средства личной гигиены (для женщин).

    Кроме того, не выполняются требования, в соответствии с которыми камеры ИВС должны быть оборудованы столом, санитарным узлом, краном с водопроводной водой, вешалкой для верхней одежды, полкой для туалетных принадлежностей, бачком для питьевой воды, радиодинамиком, урной для мусора.

  11. Права на медико-санитарное обеспечение, в соответствии с действующим законодательством РФ, в том числе на оказание амбулаторной, неотложной медицинской помощи, на организацию оказания скорой медицинской помощи, организацию консультаций больных, нуждающихся в специализированной медицинской помощи, организацию и осуществление госпитализации лиц, нуждающихся в стационарном лечении (см. выше);

  12. Права иметь норму санитарной площади в камере на одного человека в размере не менее 4 кв. метров;

  13. Права осуществлять помывку не реже одного раза в семь дней, продолжительностью не менее 15 минут;

  14. Права пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью не менее одного часа;

  15. Права приобретать по безналичному расчету продукты питания, предметы первой необходимости, а также другие промышленные товары в случае наличия денег на личном счете задержанного.

Сказанное относится не только к гражданам, содержащимся под стражей. Описанные выше условия содержания под стражей, безусловно, отражаются на условиях труда сотрудников учреждений (увеличивает производственные риски: профзаболевания, травматизм) и качестве выполнения профессиональных обязанностей (увеличиваются эмоциональные нагрузки, утомляемость, уменьшается время на восстановление и отдых, увеличивается раздражительность и т.п.).

Таким образом, в большей части рассматриваемых вопросов персонал учреждений оказывается заложником искусственно созданной ситуации.

Существуют ли пути решения проблемы?

Представить передачу ответственности за состояние ИВС другим субъектам правоотношений сложно, поэтому существует единственная возможность позитивного влияния на ситуацию - принудить (заставить) должностных лиц и представителей законодательной власти ею заниматься.

Следует заметить, что ведомственный путь решения проблемы в силу его значительной исчерпанности крайне сомнителен. Кроме того, МВД РФ в настоящее время официально оппонирует законодательным предложениям установления процедур общественного контроля своих спецучреждений, включая ИВС. С нашей точки зрения МВД РФ выступает против одного из эффективных средств привлечения к проблеме общественного внимания, которое способно повлиять и на решение проблемы в целом.

Каждое из указанных здесь нарушений является самостоятельным основанием для предъявления претензий государству, в том числе может служить предметом судебного разбирательства.

В практике работы Пермского регионального правозащитного центра таких обращений не много. Срок содержания под стражей незначителен, и на фоне дальнейших потрясений нездоровые ощущения проходят и забываются. Обращения же граждан в ПРПЦ и последующие судебные процессы связаны, как правило, с развитием серьезных форм инфекционных заболеваний, начало которым было/могло быть положено в период их пребывания в ИВС. Можно предположить, что судебные решения, вынесенные в пользу заявителей, несмотря на сложность и затратность доказывания, со временем станут явлением повсеместным.

С нашей точки зрения, состояние ИВС и положение находящихся в них людей не соответствует (не отвечает) нормам международного права: Международному пакту о гражданских и политических правах, Европейской конвенции по правам человека, Конвенции ООН против пыток и других, жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, Европейским пенитенциарным правилам Совета Европы и др.. В связи с этим, представляется необходимым обращение к международным средствам и механизмам защиты прав человека: подачи частных жалоб, инспектирования международными организациями (CPT), участие в процедурах подачи докладов и т.п.

ТЕМЫ ДНЯ


  • Общая информация о ситуации с пытками и жестоким и унижающим обращением в регионе

  • Обращение к сотрудникам исправительных учреждений в связи с Днем прав человека
  • Главная Аналитика

    Наверх

    Страница подготовлена в рамках проекта "Право на человеческое достоинство и неприкосновенность личности - гарантии гражданского общества, 2 этап" при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров.

    © Пермский региональный правозащитный центр
    614000, г. Пермь, ул. Сибирская, 19,
    т./ф. (342) 212-21-84, e-mail: center@prpc.ru

    На сайт ПРПЦ-ПГП