ПРПЦ: Против пыток, жестокого, унижающего обращения и наказания ПРПЦ: Против пыток, жестокого, унижающего обращения и наказания   ПРПЦ: Против пыток, жестокого, унижающего обращения и наказания ПРПЦ: Против пыток, жестокого, унижающего обращения и наказания

Главная Аналитика

НАВИГАЦИЯ


Словарь терминовСловарь терминов

Законодательство и практикаЗаконода- тельство и практика

Патронажные делаПатронажные дела

Хроника милицейского произволаХроника милицейского произвола

АналитикаАналитика

МониторингМониторинг

Как защититься от пытокКак защититься от пыток

Просветительские материалыПросветительские материалы

Увещевательные письмаУвещевательные письма

Горячая линияГорячая линия
 

АНАЛИТИКА


Пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения

С.В. Исаев

Пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания являются сегодня национальной проблемой России. Наиболее частое нарушение запрета пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания исходит от сотрудников (служащих) силовых структур (правоохранительных органов, органов исполнения наказаний и др.).

Данное утверждение не вызывает сомнений, если обратиться к альтернативным докладам НПО в международные организации, рекомендациям для российского государства, выработанным по итогам наблюдений (посещений) международных экспертов за соблюдением запрета о применении пыток, бесчеловечного унижающего достоинство обращения или наказания (можно ознакомиться на сайте www.pytki.ru), Докладам о соблюдении прав человека в России (можно ознакомиться на сайте www.mhg.ru), Докладах о соблюдении прав человека в Пермской области 1998-2001 годов (можно ознакомиться на сайте www.prpc.ru).

Большинство публикаций и исследований на эту тему, так или иначе, указывают на факты неадекватного использования силы, злоупотребления властью сотрудниками правоохранительных органов. Не приходится говорить о гуманности и уважении достоинства, присущего человеческой личности, сотрудниками уголовно-исполнительной системы, когда отбывание наказания в местах лишения свободы повсеместно сопровождается такими мерами поддержания порядка, которые базируются на грубом обращении, применении физической силы и психологическом прессинге в отношении осужденных. Лишенные свободы люди более подвержены риску быть избитыми, оскорбленными, униженными отдельными представителями власти, так как они полностью зависимы от властей, которые должны обеспечивать их потребности и соблюдать их права, и находятся вне поля зрения внешнего мира.

Сотни и сотни тысяч людей[1] каждый день испытывают унижение человеческого достоинства, боль и страдания физические и нравственные. В результате, в душах сотен и сотен тысяч людей появляется ненависть, неуважение к тем, кто защищает закон и порядок, разрушая уважение к законам и органам государственной власти в целом. Следует признать, что обществу, многие члены которого пережили подобную несправедливость, трудно уважать органы, сотрудники, которых допустили эту несправедливость, а начальники, которых дали на это свое молчаливое или прямое согласие.

Особое беспокойство вызывает то, что применение пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания сотрудники уголовно-исполнительной системы нередко пытаются оправдать спецификой деятельности органов исполнения наказания (где, якобы, ненасильственные способы воздействия на осужденных оказываются малоэффективными), неблагополучным экономическим положением российской уголовно-исполнительной системы. Безусловно, и то, и другое заслуживает внимания. Тем не менее, такой стереотип мышления и действий сотрудников уголовно-исполнительной системы не может служить основанием для отступления от положений запрета пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания и его необходимо менять.

В поиске мотивов совершения пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, используемых сотрудниками уголовно-исполнительной системы, можно назвать причиной неосознанное использование жестоких форм "перевоспитания" в отношении осужденных. Постольку, поскольку сотрудники уголовно-исполнительной системы искренне убеждены в том, что таким образом перевоспитывают осужденного и не квалифицируют свои действия как нечто скверное и омерзительное.

Кроме того, что уже было сказано выше, мы также не исключаем, что сотрудники органов уголовно-исполнительной системы допускают унижение человеческого достоинства, жестокость, грубости в отношении осужденных часто не потому, что хотят причинить страдания конкретному человеку, а потому что не понимают или (и) не знают о запрете пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, порядка и пределов применения физической силы, специальных средств и иных мер принуждения.

Государственные надзорные институты в регионе проявляют крайне слабую заинтересованность в расследовании преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов, деятельность их во многом предопределяет фактическое процессуальное неравенство сторон, проявление жертвами преступных действий пассивности в отстаивании своих интересов.

Прокуратурой Пермской области ежегодно (в 2002 и 2003 годах) возбуждается по названным основаниям от 23 до 26 уголовных дел, примерно столько же дел по результатам проведенных проверок передается Управлением собственной безопасности МВД в прокуратуру. Официальная статистика совершенно не отражает общественных реалий, опровергается данными Пермского регионального правозащитного центра как в части количества обращений граждан, так и в части претензий к качеству и результативности проводимых ведомственных и прокурорских проверок. Более того, в практике работы Центра есть несколько примеров оказания серьезного давления представителей контролирующих организаций на заявителя, ограничения права человека на принесение жалобы.

Установленные случаи, в том числе, связанные с причинением тяжкого вреда здоровью, как правило, не приводят к усилению контроля и дисциплины, кадровым и организационным выводам. Связано это отчасти с громоздкой структурой силовых ведомств, отсутствием надлежащего управления и, как следствие, непониманием общей ситуации и не использованием имеющихся административных механизмов, отсутствием склонности органов обвинения к установлению причинной обусловленности явления, не применением судами возможности, заложенной в процедуре частного определения.

В истекшем и текущем году, органами охраны правопорядка прилагались заметные усилия для популяризации своей деятельности, предпринимались попытки позитивного влияния на доверительное отношение населения. Все это, однако, ни в коей степени не связывалось с серьезной перестройкой работы подразделений милиции, что сопряжено с еще одной серьезной проблемой деятельности правоохранительных органов Заимствованные PR-технологии позволяют прибегать к имитационным моделям деятельности.

Кроме того, опасения правозащитных организаций вызывают:

  • приспособление сотрудников внутренних дел к деятельности в условиях нового процессуального законодательства, восстановление (реанимация в прежних масштабах) инквизиционных методов;

  • отсутствие эффективного текущего ведомственного контроля соблюдения процессуального законодательства оперативными службами, органами дознания и следствия, контроля за частотой и обоснованностью применения физической силы, спецсредств, оружия, контроля запретов на использование средств и приемов устрашения патрульно-постовой службой, группами быстрого развертывания, отрядами милиции особого назначения и т.д.;

  • неэффективность проведения дисциплинарных проверок вследствие низкой правовой культуры, своеобразности и избирательности применения этических норм, существующей корпоративности;

  • возможность манипулирования правовыми документами, имеющими доказательную силу, оказания давления на свидетелей и потерпевших;

  • неудовлетворительные, противоречащие действующему законодательству, условия содержания граждан в спец учреждениях МВД, непозволительное унижающее достоинство обращение;

  • ограничение доступности граждан к получению информации, к должностным лицам, избыток административных барьеров в работе с гражданами, заявлениями, жалобами, в принятии решений;

  • ссылки руководителей региональных органов внутренних дел на обще гуманитарную ситуацию в стране/регионе в объяснение причин совершаемых сотрудниками милиции правонарушений и преступлений, не желание признать распространенность явления; органы правопорядка фактически вбрасывают в общество идеи допустимости государственного насилия.

декабрь 2004 года


[1] В России на 1 января 2004 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы находится 830,4 тыс. человек, в частности в Пермской области от 33 до 34 тыс. человек (долее точную цифру назвать затруднительно - она постоянно колеблется). (вернуться)

ТЕМЫ ДНЯ


  • Общая информация о ситуации с пытками и жестоким и унижающим обращением в регионе

  • Обращение к сотрудникам исправительных учреждений в связи с Днем прав человека
  • Главная Аналитика

    Наверх

    Страница подготовлена в рамках проекта "Право на человеческое достоинство и неприкосновенность личности - гарантии гражданского общества, 2 этап" при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров.

    © Пермский региональный правозащитный центр
    614000, г. Пермь, ул. Сибирская, 19,
    т./ф. (342) 212-21-84, e-mail: center@prpc.ru

    На сайт ПРПЦ-ПГП